Арам Керовпян: «имя Комитаса часто затмевает его личность»

08.01.2024

Арам Керовпян: «имя Комитаса часто затмевает его личность»

Regional Post обсудил с музыковедом и музыкантом Арамом Керовпяном наследие Комитаса, его роль в мировой музыке и значение для Армении и Диаспоры.


Интервью: Наири Хачадурян


 
Вы музыкант и музыковед, родившийся и выросший в Стамбуле. Когда Вы впервые узнали о Комитасе и каким образом Вам было представлено его наследие?

Когда я был ребенком или, вернее, подростком, в 1950-60-х годах, песни Вардапета (ред. сан ученого монаха Армянской Апостольской Церкви) Комитаса в западной обработке были частью репертуара, исполнявшегося в Стамбуле для армянской буржуазной публики. Тем не менее, ни его жизнь, ни его труды не освещались так, как сегодня. Ведь имя Комитаса было непосредственно связано с периодом, о котором не говорили вслух.

Подразумевалось, что государство «терпит» армянскую общину Стамбула благодаря Лозаннскому трактату, и армяне оставались в безопасности, только пока в их сердцах и умах еще жил страх. 
И поскольку Армянский вопрос только недавно стал обсуждаться в Турции, Комитас стал символической фигурой для всех, в том числе и для турецкой интеллигенции. 


Как бы Вы оценили роль Комитаса в истории армянской и мировой музыки?

Отец Комитас работал в период, когда эстетизация народных мелодий была одним из направлений развития западной классической музыки. Комитас — воплощение ориентализма и, возможно, самый продуктивный автор современного процесса национального строительства среди армян.

Он стал образцом для многих армянских интеллектуалов в процессе вестернизации многочисленных культурных элементов армян.

Позже в Османской империи была уничтожена армянская цивилизация, произошло установление советской власти в Закавказье. Эти события создали условия, сделавшие Комитаса отправной точкой армянской национальной музыки. Это также привело к тому, что его почти обожествили, но на данный момент эта тема слишком чувствительна для армян, чтобы ее обсуждать.

 

Какое влияние музыковедческий подход и исследования Комитаса оказали на Вашу работу как музыковеда?

Я с большим интересом читал его статьи, но как музыковед смотрю на его работы критически. С его теоретическими утверждениями трудно согласиться; его подход к ладовой музыке — западный (где он и получил образование!), а его попытки придать своей теории своеобразный «армянский характер» не основаны на беспристрастном исследовании. 

Однако в своих произведениях он смог выразить общие характеристики собранных им песен. У него были здоровые и гуманистические взгляды на роль музыки в жизни человека, в образовании. С другой стороны, его коллекция песен, насколько она доступна, является чрезвычайно ценным источником как для исследований, так и для исполнения.


 
Как воспринимают Комитаса в диаспоре и какие грани его жизни и наследия остаются неизвестными широкой публике?

Поскольку исследования его жизни и творчества продолжаются, в будущем могут появиться новые находки. Тем не менее ваш вопрос раскрывает саму мою мысль: отец Комитас, который был не только священником, но и художником, имел естественное право создавать музыку так, как ему нравилось. Однако то, как его воспринимают не только в диаспоре, но и в Армении, проблематично, потому что его видят только как икону национальной музыки. Иконы почитаются, но не обязательно понимаются. Следовательно, его имя часто затмеваетего личность и используется для прикрытия любой деятельности, претендующей на «национальную». Это часть общей проблемы: полной, сознательной или бессознательной вестернизации /отчуждения армян.


 
Может ли наследие Комитаса и его учеников (народная и духовная музыка) быть средством воспитания в диаспоре? И если да, то как к этому следует подходить?

Армяне стали записывать церковную музыку с  середины 19-го века. Большая часть традиционного репертуара сейчас существует не только в записях, но и в живом исполнении, и все еще может производить новые варианты. 

Церковно-музыкальное наследие отца Комитаса и его учеников получило развитие гораздо позже, только в рамках вестернизации. Это различие необходимо делать, говоря о церковной музыке. 

Настоящим наследием, на мой взгляд, являются инициированные им сборники фольклорной музыки. Народные песни собирали и до Комитаса, но в основном без переложения. Собранные им и его учеником Миграном Тумаджаном транскрипции составляют культурную сокровищницу. Они играют важную роль, выходящую за рамки чисто видимой; они — связь с прошлой музыкальной культурой, которая была искоренена. 

Именно эта связь позволяет нам двигаться вперед:она сохранила нам достаточно богатое наследие, которое делает возможным дальнейшее созидание. В этом отношении армянские народные песни представляют собой прекрасный образовательный материал.
 

Присоединяйтесь к нам в Telegram

Похожие темы