Колокола Сардарапата 

Колокола Сардарапата 

Как сражение в мае 1918 года сформировало современную Армению  

 

Сардарапатское сражение – общее название битв в Сардарапате, Баш-Апаране (Апаран) и Караклисе (Ванадзор) в мае 1918 года, когда армянская армия остановила наступление турецких войск на Ереван и Эчмиадзин.  Regional Post объясняет почему эти события «героического майского сражения» так важны для коллективной памяти армян.  

Автор: Микаел Золян  

 

«Безумцы находят выход»  

 

На концерте американской рок-группы System of a Down в  Ziggo Dome в Амстердаме 17 апреля 2015 года среди привычного англоязычного репертуара прозвучала одна композиция на армянском языке. Это была армянская патриотическая песня «Сардарапат». Неделю спустя коллектив выступал на Площади Республики в Ереване и толпа подпевала: 

 

Երբ չի մնում ելք ու ճար,

Խենթերն են գտնում հնար,

Այսպես ծագեց, արեգակեց

Սարդարապատի մարտը մեծ:

В безнадежном отчаянии

Лишь безумцы находят выход.

Так вспыхнула и загорелась

Великая Сардарапатская битва.

 

Сама песня написана не представителями армянской диаспоры или «дашнаками», как возможно думают некоторые фанаты System of a Down. 

На самом деле, она была написана в 1968 году в Советской Армении поэтом Паруйром Севаком и композитором Эдгаром Ованнисяном. Более того, она была создана по заказу правительства Советской Армении к 50-летию Сардарапатской битвы, поскольку на месте сражения готовилось открытие большого мемориала. 

Идея написать песню принадлежала архитектору мемориала Рафаелу Исраеляну.  Возможно поэтому текст песни содержит слова «колокола Сардарапата» –  архитектурный комплекс включал внушительную колокольню. Любопытно, что Сардарапатская битва была одним из немногих эпизодов истории 1918-1920 годов, которые к 1960-м годам стали восприниматься в Советской Армении положительно. Другие аспекты истории «первой республики» во многом воспринимались негативно, поскольку доминирующая в период независимости партия «Дашнакцутюн» считалась «антисоветской».

Битва при Сардарапате в мае 1918 года, когда армянские войска разгромили наступающую турецкую армию, неслучайно занимает важное место в армянском национальном сознании. На самом деле, Сардарапатское сражение было лишь одним из трех «майских героических битв», которые состоялись между 21 и 27 мая в Сардарапате, Баш-Апаране (Апаран) и Караклисе (Ванадзор). Однако оно стало самым известным и, вероятно, потому, что именно здесь армяне разгромили турецкие войска, наступавшие в направлении Еревана и Эчмиадзина.

Значение этих «майских побед» трудно переоценить. Большинство армянских историков сходятся во мнении, что они предотвратили геноцид в отношении армянского населения Восточной Армении, аналогичного массовым истреблениям армян в Западной Армении1915-1916 гг. . 

Более того, можно утверждать, что само существование Армении как политической единицы (будь то независимой или советской республики) во многом является результатом «майских побед». Такая оценка этих событий сегодня может показаться несколько преувеличенной, однако весной 1918 года Армения и армяне столкнулись с экзистенциальной опасностью.

 

Октябрьская революция и Кавказский фронт 

 

В 1917 году казалось, что худшее для армян уже позади, поскольку разгромившая турецкие войска русская армия контролировала большую часть Западной Армении. Некоторые пережившие геноцид беженцы даже стали возвращаться из Восточной Армении в свои разрушенные дома под защитой российской армии. 

Когда в феврале 1917 года в России произошла демократическая революция, сначала казалось, что армянам не о чем волноваться. Сформированное в России Временное правительство гарантировало своим союзникам, что продолжит воевать против Германии и ее союзников, включая Турцию, а русская армия, в состав которой входили армянские добровольческие полки, остались на своих позициях в Западной Армении.

Однако к концу 1917 года ситуация резко изменилась. Организованный большевиками Октябрьский госпереворот (или Октябрьская революция, в зависимости от точки зрения) стал переломным событием. 

Русские солдаты начали оставлять свои позиции под влиянием большевистской пропаганды, призывавшей к «немедленному миру без аннексий и контрибуций». 

В марте 1918 года большевики подписали Брест-Литовский мирный договор, по которому Россия не только обязалась вывести войска из оккупированных территорий, но и уступила новые территории Германии и ее союзникам. 

Так, согласно договору, к Турции отошли территории, завоеванные Россией в результате русско-турецкой войны 1877-1878 гг., а точнее – Карсская и Батумская области.

С начала декабря 1917 года турецкая армия начала продвигаться на позиции, которые оставляла отступающая русская армия. Для армян приближение турецких войск означало верную смерть, таким образом тысячи людей, чудом избежавших геноцида 1915-1916 годов и вернувшихся в свои дома, вновь стали беженцами. 

Армянские добровольцы и этнические армяне на службе в российской армии сформировали Армянский армейский корпус под предводительством генерала Томаса Назарбекяна (Назарбекова). Они сумели оказать сопротивление наступающей турецкой армии. Однако эти армянские силы были малочисленными, им не хватало снаряжения, а многие армянские воины не прошли военную подготовку.  

Кроме того, армянское население района, где шли боевые действия, сократилось в результате геноцида, а местное мусульманское население враждебно относилось к армянам и помогало наступающим турецким войскам. В результате армянские силы не смогли остановить турецкое наступление.

 

Закавказская федерация: обреченная попытка

 

Прогресс Турции объясняется не только военными, но и политическими причинами, а именно  – тем политическим вакуумом, который образовался после революции в России. После того как большевики захватили власть, большая часть Южного Кавказа отказалась признавать ее. 

Между тем, будущее региона оставалось туманным. В феврале 1918 года был создан законодательный орган – Закавказский сейм. Он был сформирован из числа избранных от Закавказья депутатов Учредительного собрания России, которое к тому времени было распущено большевиками.

22 апреля 1918 года они провозгласили независимую Закавказскую федеративную республику. Тем не менее Закавказская федерация была обреченным политическим проектом. Интересы трех основных наций региона – грузин, армян и азербайджанцев (в то время называемых кавказскими татарами или просто мусульманами) имели множество противоречий, особенно по части отношений с Турцией. 

Армяне не хотели отделяться от России, так как они все еще видели в ней защиту от турецкой агрессии. Грузины надеялись, что еще возможно достигнуть мира с Турцией путем переговоров. И наконец, большинство мусульман Закавказья считали наступающие турецкие войска дружественной силой. 

Армянские, грузинские и мусульманские «национальные советы», претендовавшие на представление интересов своих национальностей, часто конфликтовали по ключевым вопросам, что делало практически невозможным эффективное принятие решений в Закавказской федерации.

Вот как Закавказскую федерацию описывал в своих воспоминаниях Геворг Мелик-Карагезян (Георгий Мелик-Каракозов) – современник и участник тех событий, позже занимавший пост министра в правительстве независимой Армении: 

«Чем успешнее развивались для турок события на Кавказском фронте (вернее они продвигались, почти не встречая сопротивления), тем больше обнаруживалась номинальность власти Закавказского Сейма и правительства, разнородность и даже резкие противоречия национально–политической ориентации основных закавказских народностей. Закавказские татары недвусмысленно жаждали прихода турок, грузины колебались, выбирая между дипломатией и войной, армяне же, зная, что никакого примирения и мира между ними и турками после всего, что произошло с ними в Турции, быть не может, находились в лихорадочном возбуждении от сознания полного своего одиночества и смертельной опасности».

 

От унижения к победе 

 

Именно на этом фоне происходило наступление турецких войск на фронте. Карсская крепость была сдана без боя 25 апреля 1918 года, несмотря на огромное количество оружия и боеприпасов. По оценке историка Ричарда Ованнисяна, в крепости хранилось 11 000 орудий, 2 миллиона патронов, 67 пушек и 19 пулеметов, и крепость могла обороняться не менее двух месяцев.

Сдача Карса была следствием беспорядка, существовавшего в Закавказской Федерации как на политическом, так и на военном уровне. 15 мая турецкие войска вошли во второй по величине город Восточной Армении Александрополь (Гюмри). Теперь они непосредственно угрожали сердцу Восточной Армении, Араратской долине и Еревану, которые к тому времени были наводнены беженцами из уже оккупированных турецкими войсками территорий. Казалось, что окончательное военное поражение и последующее уничтожение армянского населения были неизбежны, и спасти их могло только чудо. Действительно, то, что произошло дальше, казалось чудом.

Столкнувшись с угрозой окончательного уничтожения, армяне мобилизовали все ресурсы. Бежать попросту было некуда. Выбор стоял между борьбой до конца и гибелью. 

Вот что сказал тогда католикос Геворг V.: «Турок, наш кровожадный враг, взял Александрополь и движется в сердце нашей страны, нашей истории, нашей веры, в Эчмиадзин. Наши генералы предлагают оставить врагу Эчмиадзинский престол, наши святыни и найти убежище в Бюракане. 

Нет, нет, тысячу раз нет, я не оставлю Святой Престол, доставшийся нам в наследство от наших священных предков. Если наши воины не смогут остановить продвижение врага, если они не смогут спасти наши святыни, то пусть я погибну прямо здесь» (газета «Аздак», 25 мая 1918 г.).

Именно этот дух сопротивления наряду с мастерством и опытом армянских офицеров позволили остановить продвижение турецких войск. Впервые за всю кампанию армянским силам удалось не только остановить турецкую армию, но и заставить ее отступить. Строго говоря, из трех «майских побед» только две, сражения под Сардарапатом и Баш-Апараном закончились окончательной армянской победой. 

Начавшееся ранним утром 22 мая Сардарапатское сражение завершилось победой армянских войск под командованием Мовсеса Силикяна (Силикова). 26 мая турецкие войска были вынуждены отступить в сторону Александрополя. 

В Баш-Апаране армянские силы под предводительством Драстамата Канаяна (Дро) разбили турецкие войска, таким образом предотвратив возможность наступления на Ереван с севера. И несмотря на то, что в Караклисе армянские войска под командованием самого Назарбекова были вынуждены оставить город, ожесточенное сопротивление вынудило турецкую армию приостановить наступление.  

Но к концу мая Закавказская федерация распалась, поскольку была провозглашена независимость как Грузии, так и Азербайджана. Армянскому национальному совету ничего не оставалось, как 28 мая 1918 года провозгласить себя руководством в стране. Армяне остались одни против превосходящих турецких сил, и, очевидно, риски продолжения борьбы были слишком высоки. Руководству молодой независимой республики пришлось согласиться на крайне жесткие условия мирного договора, который был подписан 4 июня в Батуми. 

Мало того, что территория Армении и так ограничивалась примерно 10 000 квадратных километров, но и Турция также получила право использовать территорию Армении для переброски своих вооруженных сил, а также возможность вмешательства во внутренние дела Армении. 

Однако главным итогом договора стало появление на карте государства под названием Армения. За столетие ее границы и статус менялись несколько раз, однако возможность того, что название Армения просто исчезнет с карты, удалось предотвратить благодаря «майским победам».