САМЫЙ МАСШТАБНЫЙ КУЛЬТУРНЫЙ ГЕНОЦИД 21 ВЕКА

САМЫЙ МАСШТАБНЫЙ КУЛЬТУРНЫЙ ГЕНОЦИД 21 ВЕКА

Преступление против каждого 


В феврале 2019 года исследователи Симон Магакян и Сара Пикман опубликовали доклад об уничтожении десятков тысяч армянских средневековых памятников в Азербайджане. Согласно докладу, азербайджанское правительство разрушило 89 средневековых церквей, 5 840 хачкаров с изящными орнаментами и 22 000 надгробий. 
После расследования, опубликованного в издании об искусстве Hyperallergic, последовала еще одна статья в Guardian, вызвавшая реакцию во всем мире. Regional Post поговорил с Симоном Магакяном об этом исследовании.  

Интервью: Карина Газарян  

 

Статья в Guardian вызвала широкий резонанс в СМИ, а также реакцию широкой общественности. Как вы заинтересовались этой темой?


Я работал над ней более десяти лет. Я был студентом политологии когда узнал, что самое крупное армянское кладбище в Джульфе (арм. название Джуга) было разрушено. Я был ошеломлен и подумал, что видеокадры недостаточны, чтобы международное сообщество по крайней мере осудило эти действия.  
Об этом кладбище мне рассказывал еще отец, посетивший его в советские годы. Я вырос на историях о Джульфе и решил привлечь внимание к происходящему там преступлении. Эти усилия вылились в фильм, который я снял с Сарой Пикман в 2006 году. Также я запустил вебсайт djulfa.com.
Во время работы в Amnesty International на общественных началах в качестве специалиста по Кавказу я наладил связи с Американской ассоциацией содействия развитию науки (AAAS). Совместно с Ассоциацией мы задокументировали разрушение кладбища в Джульфе с помощью спутниковых снимков. Другим важным достижением стала статья в History Today, которая стала широко упоминаться в академических кругах. 


Как началось ваше расследование? 


Я осознал, что сам отрицал степень разрушения армянского наследия Нахичевана. Думал, может они где-то что-то все таки оставили. Однако чем больше я вникал, тем больше понимал, что это беспрецедентный культурный геноцид.  
Были уничтожены все следы целой цивилизации. Ничего ничего подобного не случалось в наши дни. Армянское рождество в январе 2018 года я провел в тяжелых раздумьях и не мог заснуть, поскольку чувствовал, что эта история будет проигнорирована. И я решил провести крупное расследование, которое продемонстрировало бы последствия этого разрушения и рассказало бы полную историю.


Вы также являетесь частью армянской лоббистской группы «Ай Дат». Повлияло ли это на расследование, и не сделало ли оно вас уязвимым с точки зрения обвинений в предвзятости?


Любой, кто читает расследование, понимает, что это работа не активистов, а ученых. У нас с Сарой Пикман, докторантом Йельского университета, было много рецензентов, включая Томаса де Ваала, которого считают самым объективным и компетентным исследователем армяно-азербайджанского конфликта. 
Мы также привлекли анонимного азербайджанского рецензента, чтобы быть уверенными, что нас не обвинят в предвзятости. Кроме того, с нами сотрудничал проживающий в Нидерландах независимый азербайджанский историк и правозащитник Ариф Юнус. Таким образом, статья не является черно-белой, а содержит как можно больше контекста о нагорно-карабахском конфликте.


Какова была реакция представителей власти и СМИ Азербайджана?


Официальный Азербайджан кажется был в состоянии шока. Полное молчание длилось недели, после чего генеральный консул Азербайджана в Лос Анджелесе начал отвечать в Твиттере на множество комментариев подписчиков о расследовании. В итоге Азербайджан ответил в Твиттере в манипулятивной манере, упрекнув армян в предполагаемом вандализме в отношении азербайджанских памятников в Карабахе.


На азербайджанское правительство работает некий Питер Тейс (Peter Tase), который либо пишет заказные статьи для них, либо этим именем просто подписывают все, что они публикуют. Предположительно, Тейс является резидентом штата Висконсин. Он написал очень агрессивную статью о расследовании, которая была опубликована в официальном государственном СМИ Нахиджевана.
Она содержала многочисленные оскорбления (фашистскую пропаганду, ложные новости, сфабрикованные факты и пр.), однако не ставила под сомнение сами результаты расследования. 
Нас лишь критиковали за использование неофициальных топонимов. На самом деле мы упоминали оба варианта – исторические армянские и нынешние официальные азербайджанские названия. 
Годы назад официальный Баку заявлял, что эти памятники являются наследием Кавказской Албании. Однако сейчас, когда все христианское наследие уничтожено, они попросту отрицают их существование.

 
Была ли какая-либо реакция на неофициальном уровне ? 


С азербайджанской стороны было много отзывов от видных деятелей, однако я не хочу подвергать их опасности, сообщая вам подробности.
Эти люди – и я уверен, как и многие другие – были потрясены разрушениями в Нахиджеване, и они точно также были рады, что мы раскрыли правду, проведя глубокое и детальное расследование.


Хачкары находятся под защитой ЮНЕСКО. Как организация отреагировала на ваш отчет?


Они знали об уничтожении Джульфы задолго до этого, но, возможно, не настолько подробно. И я заранее сообщил о расследовании, они знали, что мы работаем над ним. 
Я направил список рекомендаций ЮНЕСКО, который включал отмену предстоящей сессии Комитета всемирного наследия, которая должна была состояться в Баку в начале июля 2019 года. 
По крайней мере, они признали эти разрушения. Однако у меня нет особых надежд на ЮНЕСКО, я действительно не думаю, что они собираются что-то делать, если правительство Армении не будет поднимать этот вопрос на каждой международной встрече, посвященной культурному наследию.


Думаете ли вы, что сохранение армянского культурного наследие имеет хоть какую-то важность для Азербайджана? 


Наша статья наконец-то вынесла тему за рамки взаимных упреков. До сих пор Азербайджану удавалось интерпретировать эти отчеты от разрушениях в контексте «око за око».
Теперь же мы доказали, что это международное преступление, которое было совершено правительством против памятников, которые они должны были охранять, на той территории, где не шли боевые действия.
Не только армяне пострадали от этих действий: культурное наследие принадлежит всем, а не только одной этнической группе. У нас должны быть глубокие знания и объективная информация о прошлом и настоящем, и эта информация должна быть передана другим. Это хорошо для демократии и для развития туризма. 

 

 

Кроме этого, мне кажется армяне всегда чувствовали, что их памятники находятся под прицелом Азербайджана, и, к сожалению, Азербайджан подтвердил их худшие опасения. Эти действия усложнили процесс достижения долгосрочного мира. Однако в нашем расследовании мы постарались сделать все, чтобы не обвинять Азербайджан или весь азербайджанский народ в целом за эти разрушения. 
Мы хотели подчеркнуть, что есть Азербайджан, представленный семьей Алиевых и есть Азербайджан Акрама Айлисли, который относится к армянским памятникам возможно настолько же трепетно, как и любой армянин. Рассказывая историю о разрушениях, такие люди как Акрам Айлисли могут испытывать общую боль от уничтожения культурного наследия.
Вместо того, чтобы использовать эти события для разжигания собственного гнева, мы должны попытаться понять, что это преступление, совершенное против всех, в том числе и против азербайджанского народа.

 

Симон Магакян - исследователь и активист из Денвера. Преподаватель международных отношений  Колорадского университета.
Сара Пикман - доктор исторических наук Йельского университета. Исследования Сары Пикман были опубликованы в ряде академических периодических изданий, таких как Cosmologics и Archeology.